Последние новости

АРМЕНИЯ - ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ,

говорит в интервью "ГА" директор Института востоковедения Российско-Армянского (Славянского) университета доктор филологических наук, профессор Гарник АСАТРЯН

- Г-н Асатрян, как вам видится ситуация в нашем регионе в свете последних развитий?

- Помню, в мои студенческие годы Ближний Восток и Восток в целом было принято называть "кипящим котлом". Эта характеристика не просто не утратила актуальность, но и отражает буквальное положение дел в регионе. Российско-американское и ирано-американское противостояние, Сирия, Ирак, ИГИЛ, курды, Израиль, инициированный США перенос Посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, Палестинский вопрос и т.д. - все это дает основания для глубокого беспокойства о будущем нашего региона.

Каждый день мы ждем новых катаклизмов, столкновений, бомбардировок, вестей о новых жертвах и беженцах. И это не может не вызывать у нас глубокой озабоченности - в этом регионе много армянских общин, да и сама наша страна непосредственно граничит с этим горящим пространством.

- События, связанные с Сирией, присутствием там России и Ирана широко освещаются и анализируются, детали, так или иначе, известны. Но есть вопросы, требующие особого рассмотрения, например, к чему приведет американо-иранское противостояние? Возможно ли военное столкновение? Решатся ли США напасть на Иран?

- Конечно, все это очень тревожно, но не следует предаваться эсхатологическим настроениям, поскольку, я уверен, никакой войны не будет ни между Америкой и Ираном, ни между Израилем и Ираном. Израиль, конечно, серьезно нагнетает обстановку вокруг Ирана, но прямое столкновение не просто не имеет смысла, но и крайне опасно. Главная цель этой страны - не допустить масштабное присутствие Ирана в Сирии и шире - укрепления шиитского пояса на Ближнем Востоке. А прямая интервенция США в Иран вообще исключается, поскольку это не только не приведет к смене режима в этой стране, но и укрепит его.

Надо учитывать, что любой антииранский шаг США консолидирует народ вокруг власти. Так, например, выход США из ядерного соглашения уже вызвал бурю негодования в иранском обществе и значительно укрепил позицию правительства даже на фоне заметной инфляции национальной валюты и возможных дальнейших экономических проблем. Кроме того, Иран - не Ирак и не Сирия, это сильное монолитное государство с централизованным и очень действенным стилем руководства.

И еще, в профанной аналитической сфере бытует мнение о том, что якобы ислам в Иране переживает кризис и что, мол, религия больше не может служить консолидирующим фактором в стране. Это однозначно не так. Оппозиционно настроенные слои, в том числе либеральная молодежь, составляют незначительную часть населения Ирана: это в основном обитатели элитарных кварталов Тегерана и так называемых каланшахров, то есть больших городов типа Мешхеда, Табриза, Рашта, Ахваза и т.д. К тому же часть этих больших урбанистических центров типа, скажем, Кашана, Исфахана, Язда вообще отличаются довольно консервативным настроем граждан, не говоря уже о таких городах, как Кум и др.

Конечно, утверждать, что отношение народа к религии в Иране не претерпело изменений, не правильно. Есть и определенная реакция против теократического нажима, но, с другой стороны, есть и трансформации, послабления, так что говорить об ослаблении позиций религии неуместно. Речь скорее может идти о некоем закономерном недовольстве, вызванном именно экономическими проблемами, которые стране приходится решать перманентно из-за бесконечной череды санкций.

- То есть по крайней мере в настоящее время Ирану ничего не грозит?

- Угрозы, безусловно, есть, и довольно серьезные. Одна из главных целей США - полная нейтрализация Ирана, и в этом плане их конечная цель - не собственно смена власти, а расчленение Ирана, поскольку падение режима может запустить центробежные процессы, которые будут поддержаны извне и приведут к распаду страны. Поэтому утверждение американцев о том, что они якобы стремятся к установлению демократических порядков в ИРИ, чистая софистика. Главный рычаг США - усиление экономического давления на Иран посредством санкций, которые, по их разумению, могут привести к недовольству народа экономическими проблемами и закономерно к противостоянию с властью. Кстати, конечная цель США очевидна для представителей многомиллионной иранской диаспоры, и именно поэтому даже те, кого трудно назвать сторонниками режима, понимают его целесообразность. Кстати, весомая роль иранских общин Запада - пусть и не решающий, но серьезный сдерживающий фактор.

Экономические санкции вряд ли могут привести к фатальным последствиям для ИРИ, которая в течение почти 4-х десятилетий выработала и механизмы, и защитные навыки борьбы с неблагоприятной экономической ситуацией. Иран - самодостаточное государство с серьезным иммунитетом против иностранного давления, с гибкой системой дотаций, исключающей драматическое влияние санкций на уровень жизни в стране. Обнадеживает и позиция Европы, сумевшей выступить - по крайней мере на данном этапе - с самостоятельным решением по Ирану.

Самым действенным средством против Ирана американцы видят инициирование межэтнических противоречий в стране. Но у них довольно упрощенное представление о демографии и этническом составе Ирана, что не оставляет им шансов на успех. Я неоднократно отмечал, что Иран - единый конструкт, а так называемые меньшинства - искусственно сконструированные величины, не имеющие материальной репрезентации в иранской демографии. Иран не СССР, даже не Индия, не Пакистан. Всякое внешнее воздействие на актуализацию сепаратистских настроений в Иране обречено на провал, хотя и может привести к определенным локальным процессам. Не сомневаюсь, что как раз в этом направлении американцы активно работают. И главный плацдарм оперативного антииранского вектора США - Азербайджанская Республика, с территории которой реализуются проекты по созданию очагов напряженности в Иране посредством продуманной системы методик и механизмов воздействия в русле инициирования как разного рода цветных революций, так и сепаратистских течений в этой стране. Эти методики и средства - тема отдельного разговора.

Азербайджан выступает и как плацдарм - пусть в более латентных формах - для антироссийских устремлений США и Запада в целом. Обратите внимание, сегодня распад России путем задействования тюркоязычных этносов в этой стране и исламского фактора - одна из горячих тем внутриазербайджанского дискурса. В Институте истории Академии наук Азербайджана разрабатываются даже проекты в русле применения, так сказать, "мягкой силы" в направлении демонтажа Российской Федерации. Насколько эти теоретические построения применяются на практике, мне не известно, но одно не подлежит сомнению - Азербайджан лишь своим существованием в нынешнем формате олицетворяет серьезную угрозу целостности России в долгосрочной перспективе. Существенная часть этой угрозы, вероятно, не осознаваемая пока российским политическим истеблишментом, ползучая тюркизация Северного Кавказа путем вытеснения - при полном игнорировании центральных властей - самых пассионарных северокавказских элементов, прежде всего - аварского. Другой, уже более очевидный аспект проблемы, исходящей из Азербайджана, - обеспечение канала проникновения в Россию экстремистских, враждебных российской государственности группировок и идей.

- Какой вы видите роль Армении в этом сложном переплетении обстоятельств в нашем регионе? В условиях произошедших политических изменений не попытается ли Азербайджан начать широкомасштабные военные действия против Армении?

- Будучи небольшой страной, Армения обладает огромной геополитической значимостью для всего региона. Находящаяся на границе христианского и исламского миров, она является ключевым звеном безопасности в огромном регионе и главной, балансирующей составляющей нескольких политических осей. Я глубоко убежден, что без стабильной, устойчивой Армении не только расчленение Ирана, но и центробежные процессы на российском Кавказе могут в обозримом будущем стать вполне реальными перспективами. Нет нужды раскрывать и аргументировать данное утверждение: любому, разбирающемуся в геополитике человеку, при вдумчивом подходе к проблеме это очевидно. Армения еще и ключ к целому Ближнему Востоку, с учетом не только ее географии и исторической роли, но и статуса армянства, сохраняющегося даже в нынешнее тяжелое время. Армения - главная преграда на пути далеко идущих планов пантюркизма. Поэтому становление Армении как стабильного, активно развивающегося государства, ее усиление и укрепление - в русле национальных интересов как Ирана, так и России. При грамотном политическом подходе она может стать зоной политической стабильности для огромного региона - подобным статусом обладают единичные страны. И важно понять, это в интересах не только Армении, но и связанных с нами крупных держав, прежде всего - России и Ирана, которым жизненно необходимо поступательное, устойчивое развитие на длительную перспективу.

Что касается попыток Азербайджана начать военные действия против Армении, то Азербайджан вряд ли пойдет на такую авантюру, хорошо понимая, что это станет началом его конца. Накопленное годами многомиллиардное вооружение - ничто на фоне принципиально новых реалий в этой стране, одна из которых окончательно оформившийся талышский фактор. Талыши, как, впрочем, и лезгины, ждут-не дождутся подходящего случая, чтобы приступить к осуществлению идеи создания собственной государственности. И вовлечение страны в военную авантюру станет прекрасным катализатором этих процессов. С удовольствием констатирую, что азербайджанская политическая элита уже начинает это понимать. Несмотря на табу, наложенное на эту тематику, об этом уже открыто говорят политики, даже парламентские круги, представители медиа, думающая интеллигенция.

- Значит, со стороны Азербайджана особой опасности нет?

- Когда речь идет о защите государства, его границ и безопасности граждан, мы обязаны всегда оставаться начеку, особенно с такими соседями, как Турция и Азербайджан - флагманами человеконенавистнической идеи пантюркизма. Нам необходимо развивать и углублять стратегические отношения с Россией, активно участвовать в военных и экономических структурах Евразийского формата - ОДКБ и ЕАЭС, придавая им новые импульсы, и, конечно, выходить на новый уровень стратегического партнерства с Ираном. И еще - развивать и углублять наши отношения с негосударственными народами региона, в том числе с героическим талышским народом и с нашими братскими северокавказскими народами - лезгинами, аварцами и другими. Это должно стать одним из главных векторов внешнеполитической активности Армении.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • В ЛИВЕНЬ СПАСАЕТ ПЛАЩ
      2020-10-21 13:46
      787

       «Для обращения в ОДКБ агрессия должна быть осуществлена против самой Армении», – заявил журналистам во вторник в парламенте замглавы МИД Армении Шаварш Кочарян в ответ на вопрос, почему до сих пор Армения не обратилась в ОДКБ, передает Panorama.am.

    • ТЮРКСКОЕ НАТО ИЛИ ОДКБ-2?
      2020-10-02 12:00
      591

      Феномен интернационализации конфликта Ставка на пандемию, предвыборную борьбу в США и, наконец, на воскресный день 27 сентября оказалась оправданной только на уровне теории. На практике все выглядело иначе: мировое сообщество охотно отвлеклось от перечисленных выше проблем ради проблемы глобальной. Уже воскресным утром первые лица Турции и Азербайджана были неприятно удивлены тем, что мир сразу забыл о пандемии и заговорил о недопустимости эскалации в зоне конфликта.

    • Армен Григорян: Россия высоко оценивает союзнические отношения с Арменией
      2020-09-24 13:48
      447

      В России в мае 2020 года была опубликована работа «Союзники России». Об этом заявил на заседании Правительства 24 сентября премьер-министр Армении Никол Пашинян.

    • Лавров выступил в ООН от имени ОДКБ
      2020-09-22 10:54
      434

      Конфликты в мире должны решаться только политико-дипломатическими средствами, сказал глава МИД России Сергей Лавров в своем видеообращении от имени стран ОДКБ к Генеральной Ассамблее ООН по случаю 75-летия Организации.