Последние новости

ПОЯВЛЯЕТСЯ КОРРЕЛЯЦИЯ МЕЖДУ БЛИЖНИМ ВОСТОКОМ И ЗАКАВКАЗЬЕМ

На днях начальник Объединенного штаба ОДКБ генерал-полковник Анатолий Сидоров заявил, что в зоне карабахского конфликта удалось достичь определенного снижения напряженности. По его словам, «совместные усилия международных посредников и государств региона в последние месяцы привели к снижению напряженности», что «позволило активизировать диалог, необходимый для дальнейшей работы по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта». Речь идет о «ставших регулярными встречах руководств Армении и Азербайджана, которые позволили достичь определенных договоренностей по принятию мер, направленных на укрепление доверия и создание условий для мирного процесса», а также о том, что «впервые за последние десятилетия установлена прямая линия на высоком уровне». В то же время, как считает Сидоров, «в Кавказском регионе коллективной безопасности сохраняется сложная обстановка», которая обусловлена «прежде всего наличием вблизи его границ высокого конфликтного потенциала, а также стремлением США и стран Запада укрепить свое влияние в данном регионе».

Мы обратили внимание на высказывание русского генерала по нескольким причинам. Первая, пожалуй, и главная заключается в том, что если раньше в основном только эксперты усматривали корреляцию между происходящим на бурном Ближнем Востоке и проблемами урегулирования нагорно-карабахского конфликта, то сейчас об этом говорят уже военные. Но какие из главных событий на Ближнем Востоке влияют или могут повлиять на динамику в Закавказье? Еще несколько лет назад, когда на Ближнем Востоке развивался феномен «арабской весны», мало кто предвидел, что в региональные войны окажется втянутой Турция и ее ближайшие соседи. Более того, никто или почти никто не предполагал, что Вашингтон станет активно продвигать геополитический проект Курдистана, создание которого потенциально грозит утратой территориальной целостности Турции, Ираку, Сирии и Ирану. По нашей оценке, на курдском направлении обозначено перенапряжение, а продолжающаяся или завершающаяся борьба с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) является только фоном для происходящих событий.

Напомним, что одно курдское государство со статусом автономии фактически уже существует в Ираке, налицо объективные предпосылки для образования таких автономий в Сирии и Турции. Мы согласны с теми экспертами, которые считают, что основная стратегическая задача курдов совпадает не со стратегией развития и национальными интересами Ирака, Сирии или Турции, а с планами американцев, которые делают все, чтобы создать большое курдское государство, способное оказывать сдерживающее влияние на Турцию и Иран. США, поддерживая курдов, понимают, что это может привести к распаду Турции, но не препятствуют этому потому, что Анкара уже не воспринимается американцами как региональный противовес России и Ирану, в то время как курдское государство может стать рычагом воздействия на многие страны в интересах Вашингтона. И все это происходит всего в нескольких десятках километров от границ Азербайджана и Армении, которые уже многие годы «повязаны» нагорно-карабахским конфликтом. Более того, курдская проблема и нагорно-карабахский конфликт имеют некоторые общие характеристики, одной из которой является их интернационализация.

В этой связи вернемся к другому тезису Сидорова, который напряженность в кавказском направлении объясняет фактором «стремления США и стран Запада укрепить свое влияние в данном регионе». Действительно, в последнее время Закавказье часто посещают с визитами высокопоставленные чиновники США и Европейского союза, Баку и Ереван развивают военно-технические связи с НАТО, хотя Армения является членом ОДКБ. Раньше у Москвы это не вызывало особого беспокойства. А сейчас? США и Франция, наряду с Россией, являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ, в формате которой — во всяком случае на публичном уровне — они не проявляют в отношении карабахского урегулирования заметного политического или геополитического оппортунизма, не демонстрируют, что у них существует отдельный проект «Нагорный Карабах». Более того, заметна пассивность Запада на этом направлении, что наводит на мысль: он заинтересован в сохранении этого конфликта в «замороженном состоянии».

Но помимо Запада и России на этом направлении просматриваются также интересы Турции и Ирана. Кстати, Тегеран не раз заявлял, что отказывается признавать обновленные Мадридские принципы 2009 года по разрешению нагорно-карабахского конфликта, так как по ним в зоне урегулирования должен быть размещен международный миротворческий контингент. Иран настаивает на разрешении армяно-азербайджанских противоречий исключительно усилиями стран региона. Ереван является активным участником интеграционных процессов, вступил в ЕАЭС и подписал соглашение с ЕС. Азербайджан придерживается стратегического партнерства с Турцией, балансируя между Западом и Россией. В то же время Баку не в состоянии конвертировать в свою пользу в деле урегулирования нагорно-карабахского конфликта участие в различных международных нефтегазовых объединениях (Баку — Тбилиси — Джейхан, Баку — Тбилиси — Эрзерум, Трансанатолийский газопровод), к тому же они выводят для него фактор военного противостояния с Арменией на второй план. В этом сейчас смысл сложившегося в Закавказье внешнего геополитического парадокса.

Опасность для Баку в том, что перспективы сирийского урегулирования могут потом проецироваться и на нагорно-карабахский конфликт, вырваться из такого капкана Азербайджан сможет только при условии проведения гибкой внешнеполитической линии. Но в целом прогнозы в связке Ближний Восток — Закавказье делать трудно и опасно. Неожиданная активизация диалога по урегулирования нагорно-карабахского конфликта на уровне официальных встреч и переговоров глав МИД Азербайджана и Армении, неформальные встречи и переговоры президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Николы Пашиняна говорят, что конфликтующие стороны или одна из них стремится сыграть на упреждение, негласно обкатывая различные компромиссные предложения. Не случайно глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявлял, что в ситуации, когда нагорно-карабахский конфликт не решен, внешним и внутренним игрокам уже «недостаточно защищать только собственные интересы».

Азербайджан стремится к быстрому разрешению конфликта по очевидным причинам, связанным с собственной безопасностью. Возможные военные операции против Ирана вдоль его границ, сирийский кризис и ситуация в Турции заставляют Баку действовать нестандартно. В Ереване оценивают ситуацию несколько иначе, полагая, что Армения в некотором отношении может рассчитывать на Запад. Но адептам этой точки зрения придется считаться с геополитической реальностью. Как бы то ни было, генерал Сидоров прав в том, что в конечном счете урегулирование в Нагорном Карабахе можно достичь лишь одним способом — мирным диалогом непосредственных участников конфликта.

ИА REGNUM 

 

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ЕЭАС ЧЕРЕЗ ИРАН ПРОБИВАЕТСЯ НА СРЕДНИЙ И БЛИЖНИЙ ВОСТОК
      2019-07-23 11:54
      101

      В ближайшее время Иран и Евразийский экономический союз (ЕЭАС) начнут работу в режиме зоны свободной торговли (ЗСТ). Соглашение уже ратифицировано парламентами стран ЕЭАС (России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии), а 10 июня нынешнего года – и парламентом Ирана. Оно начнет действовать через 60 дней после получения последнего уведомления о завершении всех необходимых процедур.

    • СТЕПАНАКЕРТ НАЧИНАЕТ ОТТЕСНЯТЬ БАКУ И ЕРЕВАН
      2019-07-08 13:29
      1529

      Из Нагорного Карабаха стали поступать позитивные новости. Конфликтующие Баку и Ереван подтверждают, что на линии фронта установилось относительное затишье и удалось провести обмен пленными.

    • УКРЕПЯТ ЛИ МАСОНЫ ДЕМОКРАТИЮ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ?
      2019-07-03 15:26
      2815

      Масоны в Азербайджане не подтверждают и не опровергают свое проникновение в структуры власти и бизнеса. Хотя, заявляя о своей открытости, они все же остаются закрытыми, что порождает немало невероятных слухов.

    • В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ МОГУТ ПОЯВИТЬСЯ МЕЖДУНАРОДНЫЕ МИРОТВОРЦЫ
      2019-06-25 12:34
      975

      После встречи в Вашингтоне министров иностранных дел Армении и Азербайджана Зограба Мнацаканяна и Эльмара Мамедъярова, на которую, судя по всему, одна из конфликтующих сторон в нагорно-карабахском конфликте возлагала определенные надежды, связанные с возможной активизацией США в процессе урегулирования конфликта, с на редкость откровенными заявлениями стал выступать Мамедъяров. Он сообщил, что встреча 20 июня длилась более трех часов. По его словам, «посредники дали нам предложения для обсуждения», которые были оценены им как «положительный момент», и задался вопросом – «это новые или старые документы», ведь «мы их обсуждаем последние 15 лет». То есть ничего нового, и переговорный бег продолжается по замкнутому кругу.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ