Последние новости

СИМФОНИЯ КРАСОК МАРИАМ АСЛАМАЗЯН

Она прожила долгую жизнь - без малого целый век. Увенчанная славой народного художника, отмеченная многочисленными отечественными и зарубежными наградами, любимая миллионами зрителей, Мариам Асламазян была в ряду тех ярких армянских художников, кто воплотил в своем творчестве образы родной страны, создав нетленную живописную панораму прекрасной Армении.

Впервые я встретилась с ней где-то в начале 70-х годов. Было это в ереванском салоне художников на Туманяна, куда меня привел замечательный живописец Александр Григорян. Пока он отбирал соответствующие для своих картин рамы, в салон зашла женщина с удивительно яркой внешностью. Она сразу заметила Григоряна и устремилась к нему. Он как-то весь приободрился, глаза утратили прежнее грустное выражение, заблестели. "Познакомься, эта наша лучшая художница, Мариам Асламазян", - обернулся он ко мне. Немного поговорив, мы отправились в мастерскую Григоряна: Мариам хотела увидеть его последние работы. Александр показывал охотно, на лице его все время была мягкая улыбка, раньше мной никогда не виденная - смесь детской радости и дружественной почтительности. Мариам разглядывала работы Григоряна очень внимательно, молчаливо, сосредоточенно. Ему явно пришлось по душе это въедливое смотрение гостьи. И он просто, очень по-домашнему сказал: "Хорошо ты смотришь, приятно тебе показывать".

Картина Мариам АсламазянПосле осмотра картин вернулись в холл. Уселись в кресла. Начался оживленный разговор. Говорила в основном Мариам, вспоминала своих первых учителей. Она, как и Григорян, родилась на ширакской земле, где прошли ее детство и юность. С увлечением она рассказывала о водяной мельнице, которая явно была центром ее детской жизни. "Наша мельница находилась далеко от села Баш-Ширак, среди огромных вековых ив в четыре обхвата. Невозможно забыть ту невероятную, несказанную лирику, грусть, которые вызывали чарующие песни жерновов, под которые, качаясь, я засыпала. Вода падала с высоты трех-четырех метров и превращалась в шумный водопад. В грозовые ночи, когда стонали под дождем и сильным ветром гигантские ивы и каркали бесчисленные вороны, создавался какой-то сказочный мир, полный чудес, таинственности и тревоги"...

До конца жизни она не могла спокойно пройти мимо водяных мельниц. Где бы ни было, она долго стояла и слушала эту сказочную музыку жерновов. Это как нить между ней и родным клочком земли. А все лучшее в ней - от этого самого клочка. С него все и начиналось... Не только любовь к порой сдержанно-сумрачной, исполненной суровой пластической мощи, то сияющей, то почти жесткой красоты ширакской природы, не только демократические традиции семьи вынесла из своего детства и ранней юности Мариам. В ее творчестве и восприятии человека ощущалось чувство горделивого достоинства, стоического мужества, скрытой энергии, которые сохранили простые люди Ширака.

Самыми дорогими для себя Мариам считала годы юности, учебы, становления. Она с благодарностью вспоминала своих педагогов. Первым педагогом живописи в студии Ленинакана была Юлия Вержбицкая, "очень милый, вдумчивый человек и хороший художник: она научила меня любить природу, людей, любить то, что изображаешь". В Ереване она училась у замечательного художника-пейзажиста Седрака Аракеляна. "Он требовал все писать цветом - и тень, и свет - и не писать серой мутью, учил наблюдать живописное состояние и общий колорит предметов". В дальнейшем, когда она училась в Москве, среди ее учителей были К.Истомин, Петров-Водкин (1930-1932гг.), И.Савин, обладающий невероятным человеческим обаянием. "Он был одним из редких профессоров, который искал в каждом студенте художника и "вытаскивал" его. Если студент ему нравился, он помогал ему тихо и незаметно. Он терпеть не мог фальши, театральности, вульгарной манерности".

Картина Мариам АсламазянВ своей памяти Мариам Асламазян сохранила не только факты, события личной жизни и жизни других людей. Она воскрешала их живые краски, жар и силу. И это естественно. "Без памяти чувств нет художника. Нет толчков. Нет "подсказов". Во что же тогда обмакнуть кисть? Как и чем расшевелить воображение, если ничего не помнишь о жизни, о людях, о себе?"

Мариам Аршаковна была талантом от Бога, человеком с щедрым и чутким сердцем, страстно любящим жизнь и людей. Она по жизни была яркой личностью, в живописи же виртуозна и человечески уникальна. Глядя на ее работы, видишь не только мастерство, но и красоту, правду большого искусства.

Она оставалась молодой даже в преклонном возрасте. Это результат и итог труда, опыта жизни, сохранность чувств. М.Асламазян работала с поразительной для ее лет энергией, и артистизм никогда не ослабевал в ее творчестве. Страсть и поэтическая красота оживляли любое ее полотно. Бесконечно живая в каждой своей картине, в каждом рисунке, она творила с упорством и убежденностью, сама работа помогала ей жить дальше. Без этого упорства и этой убежденности было невозможно представить появление десятков полотен последнего периода ее жизни. По образно-пластической значительности выраженного в них мира, по интенсивности заключенной в них жизни они словно выложены из драгоценных камней.

Рассматривая одну за другой картины Асламазян разных периодов ("Ковровщицы", панно "Долина Арарата", "Мать-героиня", "Арарат, раннее утро", "Табачницы Армении", "Курдянка - сирота Рахат", натюрморты, картины, посвященные Шираку, картины старого Гюмри, которые кажутся фрагментами гигантского, протянутого через десятилетия жизни красочного панно с весенней землей, цветущими садами, просторами долин, скалами, видишь Личность большого художника-лирика. За всем этим - огромное уважение к человеческому труду, радость творчества и духовная раскрепощенность. Живопись ее пронизана оптимизмом, светом и воздухом. На примере ее жизни убеждаешься в том, что быть художником - значит отдать искусству всю жизнь.

Картина Мариам АсламазянГлавное в ней - редкое обретение себя, замешанное на недюжинной силе воли и - что, пожалуй, важнее - мощной, как первобытный инстинкт, уверенности в том, что жизнь - ослепительно заманчивое путешествие, которое не кончается никогда. У большинства людей этот инстинкт слабеет, тускнеет с годами. М.Асламазян не просто сохранила присущее всем в пору юности и любви удивление чудом жизни. Она развила его в себе. Отсвет этого отразился не только в ее судьбе, но и на ее внешности. Он в мелочах - в том, как она держалась, как следила за собой, в ее известной готовности пошутить, в том числе над собой, захохотать от души над чужой ли, своей ли шуткой.

Обилие художественных школ, которые она усвоила, не ослабило в ней чувство национальных корней, она осталась верна армянской художественной традиции, любила Армению, ее природу, людей, и с годами ее понимание родной страны становилось все глубже и зрелее.

Картины Мариам озарены радостью жизни, добротой и мудростью. Вдохнуть в холсты такое яростное ощущение жизни мог только незаурядный талант. У нее были страсть первооткрывателя и полнейшая самоотдача. Праздником чистых красок можно назвать ее большой цикл об Индии. Восток вообще занимает особое место в ее творчестве. Индийская тема продиктовала ей щедрость красок, сочетание сильных тонов.

"В Индии можно прожить всю жизнь, так притягательна эта страна, - говорила она, - но и всей жизни может не хватить, чтобы рассказать о ней. Я люблю писать Восток. Все европейские города, мне кажется, становятся похожими один на другой, и лишь восточные бережно хранят свой колорит, традиции, обычаи - все то, что придает каждому из них своеобразие".

В 1987 году Мариам и ее сестра Ерануи подарили родному городу Гюмри 630 своих работ - живопись и графику. В этот день городские власти очень торжественно открыли галерею сестер Асламазян на улице Абовяна в двухэтажном доме. Это был большой и красивый городской праздник. Им присудили звание "Почетный гражданин города Гюмри". А через год произошло чудовищное землетрясение, превратившее город в руины. Картинная галерея Асламазян мало пострадала, но туда сразу вселились потерпевшие, а произведения сестер были перевезены в ереванские запасники. Но сейчас галерея снова действует.

Однажды, возвращаясь из Джаджура, нам посчастливилось побывать в Музее сестер Асламазян. Казалось, что погода приспосабливается к нашей программе и создает ей эмоциональный фон. Когда с площади рядом с церковью пошли искать музей, вечернее солнце словно обливало мягким золотом фасады домов. Через массивные ворота входим во двор, поднимаемся по старой лестнице и дышим атмосферой, которая, кажется, сохранила свой старый аромат...

Работы Мариам Асламазян есть во многих музеях страны, они побывали на всех континентах. Их много у друзей художницы, которым она всегда охотно дарила свои картины.

...Я смотрю на небольшое полотно, что висит в моей комнате, оно освещает все вокруг, от него исходит тепло. Оно - символ родной земли, богатой и щедрой, - напоминает сказочное видение. Вся эта симфония красок останется с нами навсегда.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • В СВОИ МЫ ВЕРИЛИ ТАЛАНТЫ
      2021-01-16 11:18
      447

      "Мне б только знать, что где-нибудь на свете Хоть огонек остался от меня…"               Эти строки принадлежат перу Маро МАРКАРЯН - тончайшему лирику, которой в декабре минувшего года исполнилось бы 105 лет со дня рождения.

    • МУЗЫКА ТИШИНЫ
      2021-01-11 10:40
      3536

      Ушедший год в музыкальном отношении был совершенно безрадостным. По известным причинам в концертных залах царила мертвящая тишина. И только в самом конце года забрезжил свет надежды. Филармонический оркестр Армении под управлением Эдуарда Топчяна дал цикл концертов, открыв тем самым двери Большого зала филармонии перед слушателями, уставшими от тревожных будней. Эти вечера, посвященные 250-летнему юбилею Бетховена прошли с огромным успехом.

    • МИГ И ВЕЧНОСТЬ МАСТЕРОВ
      2020-12-28 09:59
      7444

      Он уехал в США в самом начале девяностых годов. Известный кинооператор и кинорежиссер, мастер документального кино, лауреат премии "Ника", лауреат Всесоюзного и международных кинофестивалей Михаил ВАРТАНОВ был близким другом Сергея Параджанова.

    • СИГНАЛ НАДЕЖДЫ
      2020-12-26 11:04
      7652

      Завершен юбилейный год Бетховена В конце декабря по сложившейся в последние годы традиции мы подводили итоги художественных и музыкальных событий года: последний предновогодний номер газеты венчала тема «художественные вершины года». Вершинных событий, к счастью, было немало, что вызывало законную гордость. Но год нынешний жестокий, беспощадный ничем, увы, не обрадовал. Он принес армянскому народу потери и сплошные страдания, погрузив наши души в тьму. И вряд ли найдется хоть один разумный человек, который не испытал бы духовное потрясение.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ПОЛЕТ НАД ГРАНИЦАМИ ВЕКА
      2020-12-20 10:06
      7161

      Отдаваясь политическим страстям, мы все реже вспоминаем слова поэта: "Сотри случайные черты - и ты увидишь: мир прекрасен". Жестокий високосный этот год принес нашему народу страшные потери, неимоверные страдания. И шрамы, оставленные временем в наших сердцах, вряд ли легко сотрутся. Они не случайные черты - самые натуральные раны.

    • "АЛХИМИК" ИЗ ГЮМРИ АРМЕН ТЕР-МКРТЧЯН
      2020-09-17 11:38
      3840

      Фотограф Армен Тер-Мкртчян - один из самобытных мастеров, разрушивших своим творчеством представления о фотографии как о фиксации мгновения здесь и сейчас. Работающий в одной из старых техник - резинотипии, сегодня он входит в число редких специалистов мира, увлеченных этим видом альтернативной фотографии.

    • Вновь откроется выставка "Дали и Пикассо"
      2020-08-20 13:09
      637

      В Национальной галерее Армении после длительного перерыва завтра вновь откроет двери для посетителей.

    • ШАМИР ШАХИРЯН: ВОЗВРАЩЕНИЕ К МОЛЬБЕРТУ
      2020-07-23 10:25
      6230

      К встрече с известным дизайнером и художником Шамиром Шахиряном я продумывала вопросы, связанные с его живописным творчеством. Около 10 лет назад Шамир отошел от дизайна, в котором за много лет преуспел и обратился к  живописи, сразу заявив о себе как о талантливом абстракционисте с собственным почерком и техникой рисования. Однако после пары фраз, которыми мы перекинулись в мастерской, мой вопросник развалился как карточный домик, и беседа с Шамиром коснулась не только его творчества.