Последние новости

МОЙ ЕРЕВАНСКИЙ ДЕД

В этом году исполняется 2800 лет Еревану. Сегодня попытаюсь рассказать о человеке, который всю свою жизнь посвятил этому городу.

Географический центр Европы - то ли литовская деревня Бернотай, то ли белорусский Полоцк. Географический центр Азии - то ли тувинский Кызыл, то ли уйгурский Урумчи. Мужайся, XXI век, век высоких технологий, в консервативной географии запримечены разночтения!.. А не угодно ли налегке совершить переход из Европы в Азию, без всяких там виз и формальностей таможенного контроля? Намерены ли вы вживую, а не по книгам постичь конгломерат суетного наследия мистического Востока с рационалистическими традициями мифологического Запада, не утомляя себя многочасовыми перелетами и пересадками? Польститесь ли на то, чтобы на высоте свыше 1000 метров над уровнем моря втянуть в свои легкие густое благоухание азиатского базара, перебиваемое утонченным ароматом европейского рынка?.. Проделать все это возможно!..

ПОЕЗЖАЙТЕ В ЕРЕВАН! ПРОЙДИТЕСЬ ПО ШИРОКИМ ПРОСПЕКТАМ и улицам города: неторопливо, от перекрестка к перекрестку, от крепостных стен древнейшего Эребуни к средневековым церквам, от кривого глинобитного переулка к Матенадарану, от тенистого тупика к Театру оперы и балета, от Голубой мечети к Историческому музею... Загляните на огонек в какой-нибудь гостеприимный дом. Затем, несмотря на то что вас там уже до отвала накормили всякими вкусностями, сразу - в следующий, хлебосольный. Ну а если хватит сил, можно зайти и в третий, не менее радушный...

Отпейте глоток ереванской воды, отведайте свежий лаваш с армянским сыром, взгляните на ереванское небо - перед глазами непременно откроется Знак Вечности, и ваше желание исполнится! Потому что Ереван со всей Арменией, невзирая на фатальную аберрацию географов, - начало Европы и начало Азии. Но Армения - "страна камней", в отличие от России, не Евразия, а предел одного дивного материка, за которым с умопомрачительной быстротой начинается другой материк, чарующий.

Спорадически я называю родную мне территорию междумирьем. И нисколько в этом не сомневаюсь!.. Признайтесь, ведь тут что-то да есть, если библейский ковчег пристал к горам Араратским (5165 м), а не к подоблачной Джомолунгме (8850 м). Несколько лет назад, пролетая в самолете над Гималаями, я подумал, что на его хребтах могла бы разместиться целая эскадра ковчегов, но Гималайские горы находятся под эгидой буддистского предания: у подножия Гималаев, в долине реки Ганг, родился Сиддхарти Гаутама... Не причалил Ной и на сравнительно недальнем от Арарата зубчатом Эльбрусе (5642 м).

Любовался я и макушкой Кавказских гор, будто намеренно сотворенных природой для языческих мучений Прометея... Остался правее на "навигационной карте" Ноя и иранский Демавенд (5604 м), к слову, точно такой же стратовулкан, как и Арарат. И эту ледниковую вершину я лицезрел с восторгом. Нет, и она не подходит для того, чтобы стать пристанью ковчега: на Демавенде разве что может говорить Заратустра!..

Ведомый божьей волей доплыл Ноев ковчег до Арарата, названного в XIII веке Рубруком, фламандским монахом из ордена миноритов, "матерью мира". И, когда окончательно спала вода, Ной, любуясь красотой раскинувшейся вокруг равнины, на землях армянских возродил жизнь. Так я думаю, потому что я армянин, армянин с 12 мая 1949 года, то есть со дня своего рождения. Стаж, кажется, более чем приличный. Появился я на свет в четверг, незадолго до полуночи, в ереванском роддоме имени бездетной вдовы Ленина - Надежды Константиновны Крупской и сразу же глотнул бескорыстно дурманящий воздух Еревана. Моя бабушка любила повторять, что дед, узнав о появлении внука-первенца, зазывал с балкона второго этажа дома по ул. Терьяна, 23 прохожих на пиршество с радостными возгласами: "Родился еще один армянин, родился ереванец!.." А на следующий день (похмельем в те времена в Армении почти никто не страдал) с головой окунулся в работу.

ЧТОБЫ НЕ БЫТЬ ГОЛОСЛОВНЫМ, ПРИВЕДУ ОДНУ ЦИТАТУ: "Отдел по делам архитектуры Городского совета развернул работы по развитию плана городской застройки. Новый Генплан Еревана (1949-1959 гг.) был создан усилиями большой группы архитекторов, инженеров, экономистов и других специалистов (автор проекта - архитектор Н.А.Заргарян, технико-экономический раздел был разработан экономистом С.В.Акопджаняном при участии Г.А.Раппопорта, С.А. Григоряна и И.К.Стрельникова). Ими было в первую очередь изучено состояние экономической базы с учетом перспектив развития промышленности и культуры, определены научные основы размещения новых промышленных предприятий, жилых массивов и других объектов, уточнены направления нового расширения территории".*

К слову, мой дед при разработке генплана повторял в высоких кабинетах: "Столица должна не расширяться, а столица должна обновляться!" Его инициативу поддержали и в Академии строительства и архитектуры СССР, однако тогдашнее партийное руководство Армянской ССР со всей марксистской прямотой страдало большевистской гигантоманией и торжественно рапортовало в Москву, что по темпу роста Ереван занимает второе место в Советском Союзе, после... металлургического Челябинска.

К началу 1980-х число жителей Еревана перевалило за миллион. Да и сегодня Ереван имеет то, что имеет: кажется, почти половина населения Армении - ереванцы. Не берусь судить, хорошо это или плохо, приведу сравнение: население третьего города США, Чикаго, около 3 миллионов, а территория Большого Чикаго - 28,16 кв. км. Эти цифры ни о чем не напоминают?

Биография моего деда типична для армянской интеллигенции тех лет, переехавших на родину. Степан Акопджанян, ровесник XX века, родился в Ахалцихе в семье выходцев из Эрзерума. Его отец, Вагаршак, был управляющим банка, мать, Софья, владела пятью языками, написала повесть на армянском о трагической гибели старшего сына. (Повесть была издана в Тифлисе.) После смерти матери Степана в 7 лет отправили в Москву в Лазаревскую гимназию. В 15 лет он поступил в Московский коммерческий институт. Кстати, его сокурсником был писатель Борис Пильняк. Казалось, полоса бед уже позади, но неожиданно из Ахалциха приходит весть о смерти отца. Степану пришлось учиться и зарабатывать себе на жизнь, да и поддерживать осиротевших младших братьев и сестер репетиторством, а по вечерам быть статистом в Большом театре. Он год проучился и в Московском университете, но в 1921 году решил навсегда переехать в Эривань. С первых же дней молодой специалист был востребован в республике, принимал самое активное участие в становлении города.

С МОИМ РОДНЫМ ГОРОДОМ МЕНЯ ЗНАКОМИЛ ДЕД. Историю города он знал досконально, как-никак написал первую на русском языке книгу о Ереване (Айпетрат, 1940), "с ценным краеведческим материалом", отмеченной в Краткой географической энциклопедии. Кем была основана крепость Эребуни, какой была глинобитная Эривань и когда город получил армянское звучание - Ереван, я узнал из дедовской книги.

Но ведь город - это не только архитектура, парки и скверы, город прежде всего - его жители. Быт, нравы, культура людей. Ереванские интеллигенты еще лет 60-70 назад хорошо знали друг друга. Я помню времена, когда я прогуливался с дедом по Еревану и знакомые при встрече вежливо приподнимали шляпу, а встретив знакомую, галантно целовали ручки.

Я помню времена, когда на улицах можно было услышать чистую армянскую речь и грамотную беседу на русском. Я помню времена, когда приятели деда свободно читали литературу на французском, английском и немецком. Я помню времена, когда по улицам бродил Карабала, предлагая цветы влюбленным, помню и глубокое уважение к нему со стороны прохожих. Я помню времена, когда бедность не считалась пороком, а показное богатство вызывало неприкрытую издевку. Я помню времена, когда честное слово ценилось больше, чем любой договор, закрепленный печатью и подписями.

Но помнить - вовсе не означает призывать к прошлому. Просто было и такое время в Ереване!.. И мой артистичный и принципиально беспартийный дед - из того времени. Степан Акопджанян - профессионал до мозга костей, страстно отстаивая свою позицию о развитии Еревана, чем и нажил себе немало врагов среди чиновников, всегда сторонился высокого начальства, поэтому его обходили наградами и званиями. Но он искренне и преданно дружил со многими знаменитостями. Гостями квартиры дома на Терьяна, 23 часто бывали актеры Рачья Нерсесян и Авет Аветисян, художники Акоп Коджоян и Ваграм Гайфеджян, гинеколог Маркарян и языковед Капанцян, архитекторы Геворк Кочар и Григорий Агабабян, Микаел Мазманян и Эдуард Папян... А когда Сурен Кочарян -  непревзойденный мастер художественного слова приезжал в Ереван, то первым делом направлялся к деду.

МНОГО УРОКОВ Я ВЫНЕС ИЗ БЕСЕД МОЕГО ДЕДА С ЕГО ДРУЗЬЯМИ, но самый главный урок никогда не забуду: "Настоящий армянин (споры о котором не прекращаются и до сегодняшнего дня) ежечасно творит добродетель. А тот, богач или бедняк, который лишен добродетели, армянин ущербный". Знаю, кое-кто не согласится со словами деда, однако многие поймут, что он имел в виду. Мой дед, прожив насыщенную и интересную жизнь, честно и с большим вкусом, скончался в 1975 году и оставил мне богатое наследство: любовь к книгам, порядочность по отношению к людям, страсть к путешествиям... И сегодня, спустя много лет, я не перестаю повторять самому себе: если и есть что-то хорошее во мне, то от деда, а все остальное, увы, от меня самого.

Относясь с огромным пиететом к Аврааму Линкольну, никак не могу согласиться с его фразой: "Я не знаю, кем был мой дед, гораздо больше меня занимает, кем будет его внук". Но не так у армян: каждый армянский внук знает, кем был его дед, и старается во всем походить на отца своего отца. Более того, знает, кем был и его прадед. Мне, к сожалению, так и не удалось проследить генеалогическое древо дальше прапрадеда, который юношей в должности драгомана поступил на службу в посольство Российской империи и дослужился до статского советника.

Для чего все это пишу? В первую очередь для своих внуков и прежде всего для младшего внука Степана, рожденного в Лос-Анджелесе. Он хотя и американец, но с сильными армянскими корнями. Мой внук Степан удивительно похож на моего деда Степана в детстве. Похож и внешностью, и пытливостью, и трудолюбием, и умом, и твердым характером. Одним словом, настоящий е-ре-ва-нец! Меня нередко укоряют в том, что я покинул Ереван. Да не покидал я свой родной город, я пустился в долгое путешествие. Попутешествовал немало. По подсчетам моей PR Хелен Пеппард, я побывал в 103 городах мира. И без всякого квасного патриотизма, без национального чванства, без ностальгических вздохов должен признать, что такого сильного нрава, такого яркого первородства, такой мужественности, как в Ереване, я еще нигде не встречал. Город строили наши деды и прадеды. Поэтому и сияет в ереванском небе Знак Вечности! Уверен, ереванцы об этом не забывают!

Рафаэль АКОПДЖАНЯН, Сан-Франциско

*А.П.Симонян. Ереван. Очерк истории, экономики и культуры города. "Митк", 1965, с. 209.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ПЕРЕВОДЧИК СВОЕГО ВРЕМЕНИ ПЕРЕВОДИТ НАВЕЧНО
      2020-01-14 15:01
      1342

      Разговор с Шекспиром Армения дважды превосходит Америку!.. Нет, нет, это никакая не шутка, это сущая правда! Армения дважды превосходит Америку в произведениях Шекспира!.. Америка в шекспировских пьесах встречается всего один раз, да и то в "Комедии ошибок", Армения - целых два раза в трагедии "Антоний и Клеопатра". Какой-никакой, но все же перевес над Америкой. Мелочь, пустячок, безделица… но из приятных мелочей, радостных пустячков и веселых безделиц.

    • ВЕЛИКИЙ АМЕРИКАНСКИЙ - САМЫЙ АРМЯНСКИЙ
      2019-08-31 12:00
      1361

      31 августа исполняется 111 лет со дня рождения автора самой-самой-самой армянской пьесы "Мое сердце в горах" самого-самого-самого армянского драматурга  Уильяма САРОЯНА.

    • ЭНСЕНАДА, СЕРЕНАДА И АРМЯНСКИЙ ВИНОГРАД
      2019-06-29 16:00
      2716

      Изо всех американских писателей Тихий океан по праву считал своей родиной Джон Стейнбек: "Мой родной океан… Я знаю его настроение, всю гамму его цветов, его характер". Еще бы не знать, ведь родился он неподалеку, в городке Салинас (графство Монтерей). Вот тут предлагаю небольшой привал, чтобы вспомнить давнюю историю. Не позволяю себе писать на одной струне.

    • КАФЕ-ДОЛГОЖИТЕЛИ
      2019-05-02 10:44
      2447

      Во времена "солнечного" правления Людовика XIV, в 1669 году, на парижской ярмарке в Сен-Жермен-де-Пре скромно пристроился заморский уличный торговец. Подумаешь, эка невидаль!.. Торговцы на любых ярмарках кишмя кишат, заморские в том числе. Но тот уличный торговец продавал диковинный напиток. Парижане по достоинству оценили замечательное питье - кофе.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ДОГОВОР БЫЛ ЗАКЛЮЧЕН НЕЗАКОННО
      2019-12-19 10:19
      3027

      В интервью "ГА" директор Института истории НАН РА академик Ашот МЕЛКОНЯН комментирует Московский договор 1921 года.

    • КАК ГЕНЕРАЛ ВЕРМАХТА НАРУШИЛ ПРИКАЗ ГИТЛЕРА ОБ УНИЧТОЖЕНИИ ЭЙФЕЛЕВОЙ БАШНИ
      2019-11-13 10:57
      3780

      Летом 1944 года судьба Эйфелевой башни висела на волоске. Эта парижская достопримечательность, которая давно уже перестала принадлежать одним лишь французам, была спасена лишь по воле генерала, нарушившего прямой приказ Гитлера.  Что это было – героизм ради ценнейшего достояния мировой культуры или вполне циничный практический расчет?

    • ЗООПАРКУ НУЖЕН МУЗЕЙ
      2019-10-29 12:04
      1132

      Левон Акопян - один из старейших работников Ереванского зоопарка, проработал там более 50 лет. Но с назначением нового директора  зоопарка в 2011 г. Рубена Хачатряна  был уволен. Хачатрян  пообещал провести реформы, но, как оказалось, все свелось к разгрому профессиональных кадров. Он, фактически перечеркнув 70-летнюю историю зоопарка, начал чистку в отношении старых работников, не примкнувших к стану "своих".

    • АРМЕН АШОТЯН - МАРИИ ЗАХАРОВОЙ: "СОВПАДЕНИЕ"?
      2019-10-18 12:43
      5582

      Уважаемая госпожа Захарова, С удивлением ознакомился с вашим вчерашним заявлением по поводу памятника армянскому государственному и военному деятелю Гарегину Нжде.