Последние новости

"ЖИЗНЬ И СУДЬБА" РОБЕРТА КОЧАРЯНА

Недавно в "Голосе Армении" была опубликована одна из глав книги Роберта КОЧАРЯНА "Жизнь и свобода". Глава, посвященная событиям тех дней 2008 года, которыми вот уже больше полугода спекулирует отдавший страну на растерзание таким же, как он сам, дилетантам и дезертирам, пламенный революционер, ковавший свой железный характер на сооруженных из мусорных баков баррикадах Еревана и в многокилометровых марш-бросках по Армении. В предваряющем публикацию Слове Александр Товмасян пишет: "Как человек, не один десяток лет владеющий пером, повторю свою давнюю мысль о том, что пишущему очень трудно достоверно утаить правду. Она выпирает. Из мемуаров Роберта Седраковича (кроме предисловия я прочитал еще пару глав) вырисовывается цельный человек с жестким, бескомпромиссным, порой мешающим ему характером, не умеющий изменять своим принципам"…

Я ПРОЧЛА КНИГУ ЦЕЛИКОМ И МОГУ КОНСТАТИРОВАТЬ, ЧТО СОСТАВЛЕННОЕ ПО ДВУМ ее главам впечатление А.Товмасяна распространяется на весь текст. И если бы книгу "Жизнь и свобода" нужно было охарактеризовать одним каким-то эпитетом, этим эпитетом было бы слово "честный".

Однако честность не единственное достоинство автобиографической книги, в которой жизненный и карьерный путь автора представлен на фоне жизни и судьбы двух армянских государств. "Мне хотелось, - пишет Кочарян в предисловии, - чтобы книга получилась интересной, а не просто описывала исторические события, в которых я участвовал. Хотелось показать канву истории и ту нить, которую мы вплели в нее, рассказать о том, почему мы поступали так или иначе, что нас беспокоило и что нам мешало, а что помогало и вдохновляло. Впервые раскрыть закулисные подробности самых драматичных отрезков нашей новейшей истории..." Надо сказать, автор успешно справился с поставленной перед ним задачей: книга дает исчерпывающее представление о не обделенных потрясениями последних трех десятках лет армянской истории.

Если говорить о структуре книги, то она состоит из трех разделов с красноречивыми названиями: Мирная жизнь. Карабах. Армения. При этом первая часть (детство в Степанакерте, короткий срок студенческой жизни в Москве, армия, учеба в Ереванском политехническом институте, возвращение в Степанакерт, комсомольская работа, партийная работа на Каршелкомбинате) занимает минимальный объем книги. И это закономерно, поскольку период жизни автора вне его борьбы за национальные интересы своего народа был довольно коротким.

И вскоре после перестройки, когда поверившее в нее армянское население НКАО решило снова поднять вопрос (одна такая попытка предпринималась в середине 60-х, в конце "оттепели", и была жестоко подавлена) о переходе из состава Советского Азербайджана в состав Армянской ССР, начинается новый этап жизни будущего лидера национально-освободительной борьбы армян, а затем и президента Карабаха. Об этом куда более объемная, чем первая, вторая часть книги. И здесь страница за страницей нанизывается перечисление-описание и анализ событий, свидетелями, очевидцами и участниками которых стал, пожалуй, весь армянский народ. Но одно дело - быть в курсе событий (и даже принимать в них участие), другое - быть в их эпицентре и выполнять одну из ключевых, а затем и ключевую роль. А обстоятельства сложились так, что эта роль Кочаряну выпала вскоре после "сумгаита", когда, как пишет Кочарян, "надежда на то, что ситуация в Карабахе разрешится быстро и бескровно, исчезла в один день". Хотя жившие бок о бок с азербайджанцами армяне Карабаха не понаслышке знали о зверином потенциале соседей, сумгаитская резня даже для них стала шоком. "...Я и не знаю, какими словами можно описать трагедию, всколыхнувшую всю Армению, - пишет Кочарян. - Но она стала поворотным моментом, после которого наше восприятие реальности резко изменилось. Если предшествующий период можно назвать "периодом перестроечного романтизма", когда мы по-провинциальному наивно ждали решения от центральной власти, когда мы верили, что достаточно лишь изъявления воли народа, писем, делегаций, то после погромов в Сумгаите все эти иллюзии растаяли. Стало ясно, что свои проблемы нам придется решать самим и легких решений не будет".

ДОВОЛЬНО ТРУДНО ПЫТАТЬСЯ НА НЕСКОЛЬКИХ СТРАНИЦАХ ДАТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ о почти пятисотстраничном издании, целиком укомплектованном из фактического материала, еще труднее подбирать цитаты, а в них как в иллюстрациях нуждается чуть ли не каждое предложение отзыва на книгу, в которой прослеживается весь путь - от мирных инициатив (сбор подписей, митинги, мирные выступления) через крушение иллюзий, через вынужденное создание вооруженных отрядов, через партизанскую войну, через концентрацию всех усилий и создание Государственного комитета обороны, построение боеспособной армии, через судьбоносные решения и победы, одержанные в условиях, когда они по логике вещей никак не могли быть одержаны и тем не менее состоялись и принудили врага к миру. У Кочаряна есть объяснение этому: "Я уверен, что успех любой операции зависит не только от количества накопленных сил, вооружения и боеприпасов - ведь по всем этим параметрам наш противник значительно превосходил нас. Способность одержать победу определяется прежде всего тем, сколько у тебя людей, готовых идти в бой до конца, готовых умереть. В те годы нам казалось, что все население Нагорного Карабаха готово идти до конца".

Не одну главу книги автор посвятил войне, отдельно останавливаясь на самых значимых вехах: взятие Шуши, затем - Лачина (прорыв блокады), создание пояса безопасности вокруг Карабаха (взятие Кельбаджара, Агдама)… В его рассказе нет ни бахвальства, ни самолюбования. Честно и объективно он воздает должное всем, кто причастен к победе: Аркадию Тер-Тадевосяну (Командосу), Вазгену Саркисяну, Сержу Саргсяну, Самвелу Бабаяну… Примечательно, что ни к одной из этих побед тогдашний президент Армении не имел никакого отношения. Более того, опасаясь негативной реакции со стороны международного сообщества, Тер-Петросян пытался предотвратить планируемые и возможные военные операции. А узнавая о взятии очередного населенного пункта (точнее было бы сказать - очередной огневой точки, из которой велся непрекращающийся прицельный огонь по мирным жителям Карабаха), настаивал на его возвращении. Так было, в частности, с Кельбаджаром. Для Кочаряна же взятие новых и новых территорий не было самоцелью: "...У нас не было выбора. Шла война за выживание, и возвращение Кельбаджара мы воспринимали как самоубийство". А поскольку, как пишет Кочарян, "события в Карабахе стали постоянной головной болью для Тер-Петросяна, который опасался, что они могут привести к тяжелым последствиям для страны", то Кочарян взял на вооружение довольно остроумную стратегию: брать район за районом, чтобы с каждой новой победой внимание мирового сообщества, с чьим мнением не мог не считаться президент Армении, переключалось с предыдущей территории, взятой под контроль Армией обороны Карабаха, на следующую.

ПЕРЕМИРИЕ, СТАВШЕЕ МИРОМ (ТАК НАЗЫВАЕТСЯ ПОСЛЕДНИЙ РАЗДЕЛ ГЛАВЫ "Перелом в ходе войны" второй части книги), азербайджанцам было навязано победами армян, за которые они заплатили тысячами жизней. И Кочарян, может быть, как никто, понимает, что Карабах никогда не пойдет на компромиссы со своим кровожадным соседом и ни при каких условиях не согласится вернуться обратно в его "объятья", готовность же пойти на уступки может закончиться одним: потерей не только всего Карабаха, но и других частей Армении, а в перспективе - и гибелью всей страны. (Пониманием этого был обусловлен и выбор преемника после истечения срока полномочий Кочаряна в 2008 году: "Я не мог представить никого, кто при давлении в ходе переговоров по урегулированию или при обострении карабахского конфликта держался бы увереннее, чем Серж".)

О своем участии в борьбе за Карабах Кочарян пишет: "Вопрос ведь стоял так: ты теряешь или не теряешь родину, в самом прямом смысле. Моя вовлеченность в борьбу за Карабах была настолько сильной, что я тогда почти утратил ощущение границ между своей судьбой и судьбой страны".

Судя по тому, как шло восстановление разрушенных войной городов и сел Карабаха, это ощущение слияния с родиной, присущее истинному патриоту и сильной личности, не покидало Кочаряна и после заключения перемирия, в бытность его президентом НКР.

Очевидные успехи на поприще президента Карабаха и подсказали тогдашнему президенту Армении, что Кочаряну окажется по плечу и восстановление разрушенной экономики Армении, куда он, выдвинув свои условия, согласился приехать после долгих уговоров Тер-Петросяна. Периоду премьерства Кочаряна, а затем и президентства Армении посвящена третья часть книги, не менее насыщенная фактическим материалом, чем предыдущая.

Все происходившее в Армении тех лет - на моей памяти, и книга "Жизнь и свобода" напоминала подзабытые или не известные мне детали. Я помню, как в домах стало появляться электричество, как в городе появился транспорт, как район за районом газифицировалась республика (я сама тогда жила в районе и помню, сколько радости нам доставило это событие), помню, как люди стали получать зарплату, как из зоны бедствия стали приходить вести о начавшемся строительстве, о количестве семей, перебиравшихся из вагончиков и времянок в построенные дома, помню, как эмигрировавшие при Тер-Петросяне армяне потихоньку стали возвращаться (не сомневаюсь, если бы не преступная политика АОД в сфере образования, приток армян был бы интенсивнее, но люди не могли выдирать детей из русских школ, куда они пошли в эмиграции, и ехать на родину, где закрытием этих школ и разгромом всей системы образования было ознаменовано начало пути в светлое будущее). А еще помню, что при выступлениях Кочаряна на международных площадках у меня не возникало чувства стыда за страну…

ПОМНЮ, ЧТО КОЧАРЯН В СВОИХ ОБЕЩАНИЯХ НЕ БЫЛ ЩЕДР, ВЕСЬ ЕГО ОБЛИК выдавал в нем человека дела, и меня тогда это сильно расположило к нему, поскольку всегда крайне негативно относилась к необязательным, разбрасывающимся обещаниями и непунктуальным людям. Потому-то я обратила внимание на такое его признание в книге: "Мое слишком серьезное отношение к данным обещаниям перекрывало мне дорогу к популизму и демагогии. Дать слово, договориться о чем-то и не выполнить - это для меня было категорически неприемлемо. Я считал, что обещать надо всегда меньше того, что ты в состоянии сделать. Поэтому, наверное, мои речи и интервью всегда оставались честными, конкретными и сдержанными, хотя, может, порой и не в меру".

"По плодам их узнаете их" - гласит Евангелие от Матфея. Время идет, стали забываться плоды трудов и стараний президента-патриота, президента-воина и созидателя. Книга "Жизнь и свобода" могла бы помочь прочитавшим ее восстановить в памяти события 30-летней давности (или составить о них представление) и все, что происходило до и после премьерства и президентства Роберта Кочаряна. И заставить задуматься над тем, с какой целью во всех бедах Армении назначили виноватым именно его...

P.S. Эта книга попала мне в руки за день до позорного второго ареста ее автора. В ситуации, когда автор оболган и в нарушение законодательства арестован, просто делиться своими впечатлениями о его книге, не касаясь возникших реалий, не получалось: обстоятельства диктовали свои условия для прочтения этой книги и для выводов. И у меня возникло желание отдать дань уважения человеку, с именем которого связан довольно серьезный отрезок времени, когда Армения из зловещего мрака жуткой тер-петросяновской эпохи стала выбираться к свету.

К тому же, в отличие от многих (кстати, меня это всегда удивляло), я прекрасно помню весь период правления АОД во главе с самодовольным, спесивым и высокомерным специалистом по мертвым языкам и помню, как после его отставки Армения постепенно, шаг за шагом стала возвращаться к жизни. И, разумеется, не могу не помнить, сколько и каких попыток для возвращения во власть предпринимал отставной президент. Одна из которых - провокация конца зимы - начала весны 2008 года, которой Р.Кочарян посвятил целую главу своей книги...

Основная тема:
Теги:
  • Людмила 23-Фев-2019
    Каждый раз слыша хвалебные восторженные дифирамбы в адрес Роберта Кочаряна, я хочу спросить у поклонников экс-президента происхождение его многомиллионного состояния. В событиях 1 марта разберется следственный комитет и суд. Но объясните, пожалуйста, почему вас приводит в восторг тот факт, что человек, который избран президентом что-то делает для страны?! Это его обязанность, его долг, вы же не целуете руки врачам, которые спасают жизнь больных. Но требовать объяснений по поводу нажитого милионного состояния имеет право каждый житель в Армении, ибо когда народ голодал, Роберт строил гостиницы и дома для своих сыновей. Как мог человек, который пришел к власти с дыркой от бублика через 10 лет уйти с поста долларовым миллионером. В советское время невозможно было заработать такие деньги, на войне зарабатывали только отпетые бандиты, будучи президентом он не имел права заниматься бизнесом, а сыновья его тогда было малолетними. И в этой нищей стране, куда диаспора переводила свои деньги на нужды бедным, Роберт сколотил состояние. О какой честности вы говорите?! Или срабатывает стереотип, что кто бы ни был, будет воровать?! Армения опустела из-за безысходности, отсутствия работы и коррупции. Только сейчас появилась надежда на возрождение страны.
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • "В АРМЕНИИ ВСЕ ПО-ПРЕЖНЕМУ ХУДО…"
    2020-05-19 09:15
    1343

    Как-то так сложилось, что архив Левона Мкртчяна будто специально многозначительно подкидывает мне документы, о которых я за давностью лет забыла. Вот и сейчас, просматривая материалы, связанные с сугубо литературной деятельностью Мкртчяна, я вдруг обнаружила черновик письма Михаилу Дудину. И мое желание хотя бы на короткое время отвлечься от нашего "замечательного" сегодня плавно перетекло в желание провести параллели с нашим довольно близким вчера. Вот это письмо.

  • "МЕЛОЧЬ, А В НЕЙ ИНОГДА ВИДЕН ЧЕЛОВЕК…"
    2020-03-02 10:21
    1104

    Несколько заметок из дневников Левона МКРТЧЯНА В предисловии к книге "Слово царя, или Мелочь разных достоинств" Левон Мкртчян пишет: "Словно мелочь разных достоинств, я собрал в эту книжку, как в копилку, притчеобразные или просто чем-нибудь примечательные истории, не тривиальные, на мой взгляд, мысли и высказывания. Интересный пустячок - я и им не брезговал. Мелочь - а в ней иногда виден человек".

  • ПАМЯТИ ЛЬВА АННИНСКОГО
    2019-11-07 16:19
    1781

    Скончался Лев Аннинский. Не хочется употреблять затасканных эпитетов, но он действительно был одним из выдающихся советских литературных критиков той плеяды, к которой принадлежал и Левон Мкртчян.

  • "ВОТ ПОЧЕМУ МОИ НАДЕЖДЫ И СИМПАТИИ СВЯЗЫВАЮТСЯ С РОССИЕЙ"
    2019-09-16 11:28
    1824

    О недавней антирусской акции "патриотов", возмущенных тем, что в Ереване, в Доме Москвы, отмечался День Москвы, в соцсетях говорилось много. Родившийся и выросший в независимой (а полтора года назад обезумевшей) Армении молодняк, вооружившись русофобскими плакатами, решил показать коварной и подлой России, что он полон решимости указать этой так называемой стране, как ей следует себя вести с такой державой, как Армения.






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • НА ПИСЬМАХ БЫЛИ СЛЕДЫ ОТ СЛЕЗ…
    2020-05-09 13:05
    1510

    Воспоминания офицера секретной части Интеллигентная бородка и твердая осанка, четко поставленная дикция и превосходная память – трудно поверить, что нашему собеседнику 98 лет. Ветеран Великой Отечественной войны, профессор ЕГУ, член-корреспондент сельскохозяйственных наук НАН РА Рианос Седракович Мкртчян, несмотря на весьма солидный возраст и пошатнувшееся здоровье (по словам дочери Ануш, зимой несколько раз ложился в больницу), отслеживает все текущие события, пропуская их через сито пережитого. А на его век хватило и страданий, и потерь, и разочарований. Но перипетии судьбы только закалили волю и обострили чувство справедливости Рианоса Седраковича.

  • ЮРИЮ ОГАНЕСЯНУ ЧАСТО КАЖЕТСЯ, ЧТО ЕГО С КЕМ-ТО ПУТАЮТ
    2020-04-28 11:53
    1531

    Не все сегодня поймут, как можно быть великим (художником, ученым, политиком, спортсменом) и, не выставляя напоказ свое величие, оставаться на высоте. Тем, кто этого не понимает, посвящается.

  • ВРАЧУЮЩИЙ ПОЭТ НАРЕК КАРАПЕТЯН
    2020-03-31 11:08
    4429

    История мировой литературы знает немало имен писателей, чьей изначальной профессией была медицина: Франсуа Рабле, Фридрих Шиллер, Артур Конан Дойл, Сомерсет Моэм, Антон Чехов, Михаил Булгаков, Василий Аксенов, Рубен Севак, Зорий Балаян и многие другие. На днях мне довелось побеседовать с соотечественником из Москвы, кто,  излечивая людские тела, однажды задумался и о врачевании душ. Знакомьтесь: Нарек Григорьевич Карапетян, книга-брошюра стихов «Эскизы ностальгии» которого вышла недавно в издательстве «Гитутюн» НАН РА.

  • СПИСОК ОНЛАЙН-БИБЛИОТЕК ЭЛЕКТРОННЫХ И АУДИОКНИГ
    2020-03-19 08:06
    3764

    Сидим дома и наслаждаемся чтением В стремительном темпе жизни порой не хватает времени на любимые дела, скажем, на чтение. Так получилось, что слоган этого месяца – «Сиди дома». Armenia Today собрала для любителей чтения список крупнейших онлайн ресурсов, бесплатно предоставляющих свои цифровые библиотеки и аудиокниги всем пользователям.