Последние новости

ВСПОМИНАЯ АЛМАСТ ЗАХАРЯН

Антонина Повелайтити-Маари уже не в первый раз присылает в редакцию "ГА" портреты выдающихся людей Армении, с которыми пересекала ее жизнь. И каждый раз поражаешься, как буквально в нескольких словах она умеет передать суть характера, создать образ.

Впервые я увидела Алмаст Захарян, когда, будучи аспиранткой Эдварда Степановича Топчяна, она бывала у них дома и говорила, что в этой семье она чувствует себя очень хорошо.

ПОТОМ АЛМАСТ ПОДНИМАЛАСЬ К НАМ И ПОДОЛГУ БЕСЕДОВАЛА С ГУРГЕНОМ. Он говорил мне, что Алмаст очень умна и хорошо понимает литературу. Удивительно! А Эдвард Степанович говорил Гургену, что у Алмаст академический ум и с ней очень легко работать. Вот такие отзывы я слышала об Алмаст Захарян.

Через несколько лет Алмаст стала доктором филологических наук, но она всегда оставалась скромной и доброй, хотя казалась печальной. Ее перу принадлежат два тома "Армянской литературы XX века", три тома о Чаренце и множество других трудов. Все это она писала на даче, работала до поздней осени.

- Алмаст, не скучно вам вдали, далеко от города, людей? - спрашивала я.

- Нет, я люблю одиночество, - отвечала она.

После смерти Гургена Алмаст Захарян нередко приходила в наш дом и жаловалась мне: "Почему мать родила меня некрасивой? Я очень несчастна". И плакала, плакала.

- Дорогая Алмаст, вы самая красивая из всех красавиц, ваша душа прекрасна. Вы добрая, гуманная и очень талантливая, умная, с большим интеллектом и высокой эрудицией. Вы - явление и гордость Армении, - говорила я, а она продолжала рыдать...

- Антонина, ты умеешь красиво говорить, но увы! Никакие слова не могут залечить мою рану, боль, обиду. Я несчастна с рождения.

Алмаст Захарян - уникальная, необычная личность, которая мало что получила от жизни, но так много сделала для армянской литературы. Очень обидно, что такой крупный деятель литературы не увидел своей славы, не получил достойных почестей и благодарности. Какая несправедливость.

Дорогое, доброе, славное, необыкновенное дитя жестокой судьбы! Желаю, чтобы Мать-Армения помнила о тебе, своей несчастной дочери, и хотя бы после смерти вознаградила за литературоведческие труды, за мучительную жизнь. Ведь в этом мире все приходит поздно: слава - мертвым, деньги - старым, а любовь часто бывает запоздалой.

Я горжусь, что имела честь общаться с выдающимся деятелем армянской литературы - Алмаст Захарян.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • АРМЯНСКАЯ БРИГАДА
      2018-04-06 15:45
      1762

      Постоянный автор нашей газеты Антонина Михайловна ПОВЕЛАЙТИТИ–МААРИ – автор искренних, теплых, берущих за душу небольших произведений - прислала в редакцию свой новый рассказ. Как всегда невыдуманный. Он взят из жизни ее супруга, писателя Гургена Маари, и построен на одном из его воспоминаний о пребывании в ГУЛАГе.

    • МОЙ ВНУК, МОЯ ВНУЧКА
      2017-09-15 15:37
      2850

      Антонина Михайловна ПОВЕЛАЙТИТИ - МААРИ, вдова Гургена Маари, автор теплых, искренних рассказов, частый гость нашей газеты. Вот и сегодня она прислала в редакцию свой новый рассказ, навеянный встречей в парке.  Литовка по национальности, уроженка Вильнюса, прошедшая через советские застенки, ГУЛАГ и ссылку в Сибирь, где и познакомилась с Гургеном Маари, она сохранила такие ценные качества, как отзывчивость, чуткость, доброту, веру и любовь не только к ближнему, а к людям вообще.

    • НАШ РОДНОЙ ВАРДАН АДЖЕМЯН
      2015-02-25 16:07
      3390

      Антонина ПОВЕЛАЙТИТИ–МААРИ, прошедшая сталинские тюрьмы и лагеря, пережившая множество бед, каждая из которых могла сломать любого другого, не озлобилась, а сохранила веру и любовь в людей. Ее воспоминания подкупают искренностью и непосредственностью изложения. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей ее рассказ о встречах с Варданом Аджемяном. Рамки газеты ограниченны, и поэтому он публикуется с сокращениями.

    • "ТАКИЕ ВРЕМЕНА ПРИДУТ..."
      2014-12-10 16:07
      2269

      Книгу о своем родном городе Ване Гурген Маари начал писать, будучи тяжело больным. Большая часть этой книги была написана в Паланге, где свежий воздух и мягкий климат давали ему силы творить. Гурген Маари работал с большим подъемом и очень спешил. Часто он говорил: "Хотя бы закончить начатое, а то боюсь умереть раньше... Я хочу хоть что-нибудь сделать для своего любимого народа, города, для памяти жертв Геноцида".






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • В ГОСТЯХ У МАРШАЛА
      2021-11-23 09:36
      3310

      Случайная встреча с маршалом Бабаджаняном в октябре 1970 года на всю жизнь мне запомнилась.

    • ЮБИЛЕЙ ДОСТОЕВСКОГО В ЕРЕВАНЕ
      2021-10-18 10:19
      3651

                      Когда в 2009 году доктор филологических наук Михаил Давидович Амирханян организовал в Ереване первую Международную конференцию по сквозной теме "Русские классики: русская и национальные литературы", трудно было предположить, как все обернется дальше. Проект был приурочен к "круглым датам" русских писателей и начался с Гоголя. За 12 лет не обделили вниманием и других классиков - от Пушкина до Булгакова.

    • НАУКА, КУЛЬТУРА, ОБРАЗОВАНИЕ - В СЕБЕ И ДЛЯ СЕБЯ
      2021-08-02 09:52
      2089

      Кризис во всех сферах деятельности Армении связан не только с политической ситуацией, но и с уровнем образованности широких социальных слоев - от рядовых граждан до членов правительства. Отсутствие приоритетов в государственном управлении и программы развития государства с четко сформированными целями, ошибочная кадровая политика, зачастую основанная на личных и родственных связях и исключающая меритократию, наконец, резкое снижение в стране процента пассионарной интеллигенции - эти и другие огрехи привели к тому, что Армения сегодня оказалась брошенной на произвол судьбы", - считает член Русского ПЕН-центра, директор издательства "Оракул", руководитель российско-армянской книжной серии "Оракул" издательства NewMag Рубен ИШХАНЯН, интервью с которым мы предлагаем читателям "ГА".

    • ПОСЛЕДНЕЕ ЛЕТО УИЛЬЯМА САРОЯНА. УРОКИ ИРЛАНДСКОГО…
      2021-07-23 10:28
      2358

      Эссе "В тот год, как обычно, вот такая стояла жара во Фресно", - сказал представившийся мне пожилой человек. И добавил, опустив глаза и протянув мне руку: "Я друг Сарояна". Мы прошли с ним виноградники и вошли в кафе. "Друг Сарояна" продолжил: "Я был тогда студентом последнего курса, а Сароян жил свое последнее лето. О том, что писатель смертельно болен, я узнал позже.